Desmond Darell
ВТОРАЯ ЧАСТЬ фанфика "schiss liebe!"

-О, - хихикнула она, - нашлось, - и вытащила их кармана бесформенно «что-то» оказавшееся размякшей от растаявшего мороженого, вафлей.
Паулина торжественно вручила сие чудо Тиллю, сложила на груди, и чуть покачнувшись, улыбнулась.
-Ты где вообще мороженое в стаканчике нашёл? И почему ты носил его в кармане?

Паулина тяжко вздохнула.

-Нет, серьёзно, ты сам догадался его в карман засунуть? – прыснул Тилль.
-Что ты смеешься? Что ты всё смеёшься? – заплетающимся языком возмутилась девушка, - Я, между прочим, его тебе нёс!

Тилль хохотнул.

-Спасибо за заботу, Кнопка, но мороженое ты шёл покупать себе, а не мне. Теперь посмотри на свои штаны.
-Ой…
-Вот именно.

Но пора было это прекращать, пока эта окаянная не разбудила остальных.

-Так, - Тилль встал, и подал руку Паулине,- поднимай свою жопу с пола, и забирайся на диван.
-Очень смешно, - девушка сидела с довольно расслабленной позе, одним боком облокотившись о диван, дабы окончательно не потерять равновесие.
-Быстро.

Ландерс вздохнула, и, взяв мужчину за протянутую руку, хотела было встать, но, не удержав равновесия на полусогнутых, ухнула обратно на пол, утягивая за собой ещё и Тилля.
Кончилось это фееричным тарарамом, и сдавленным писком фройляйн Ландерс, которую ненароком придавило стокилограммовой горой мышц.

А вот сейчас главное вести себя так, будто ничего не произошло.

-Тилль!!! Тилль!!! Слезь с меня немедленно!!! – Шипела девушка, - Ну! Ты же мне все кишки отдавишь!
-Сам виноват, балбес, - привставая, ответил Тилль.

-А чего это вы тут делаете, - донёсся с лестницы сонный голос Рихарда, который, тем не менее, звучал чуть удивлённо и насмешливо одновременно.

Тилль опустил голову, и растерянно улыбнулся, глядя в пол.
«Лицо-рука» сделать не получится, но ситуация в общем и целом, подходящая для этого действия.

-Мы…
-Да ничего особенного. Мороженое от штанов отскребаем, - Тилль наконец-то нормально сел на полу, открывая Поле все пути к бегству.
-Ага, - я так и понял, - с сигаретой в зубах Круспе продефилировал к холодильнику с алкоголем.
Выглядел он тоже не менее весело и нелепо, чем Пауль. Мужчина ходил в одних боксёрах, завернувшись лишь в светло-кремовый плед, «поигрывая» сигаретой в зубах. Чёрные волосы были сильно взъерошены, а растерянный сонный вид сопровождался нервной дрожью в руках, которую легко было приметить: горлышко бутылки звонко бдзынькало о бокал, в который это виски, собственно, и наливалось.

Тилль было подумал посоветовать другу завязать с алкоголем, или хотя бы снизить интенсивность его употребления, но решил, что время не слишком подходящее. Его и так застали в щекотливом положении, а любая язвительность будет сейчас восприниматься Рихардом, как нелепая отмазка, и попытка сменить тему.

Паулина громко хлопнулась на диван, от чего тот даже сместился на пару сантиметров назад.

-Аккуратнее, а то вообще без мозгов не останешься, - нахмурился Тилль.

Девушка буркнула что-то невнятное, уткнувшись лицом в обивку.

-Выпить не хочешь? – поинтересовался Рихард, чиркнув зажигалкой.
-Нет, не хочу, - Тилль раздражённо повёл плечом, и снова сел на пол. Он не мог точно объяснить своё поведение, но кажется, ему банально не хотелось беседовать с гитаристом.
-Ну не хочешь, как хочешь, - вздохнув, ответил мужчина, и, прихватив бутылку вместе с бокалом, направился восвояси.
-В общем, позовёшь, если помощь нужна будет, - хмыкнул брюнет.

Тилль лишь кивнул, но мысли его были уже где-то далеко отсюда.
Какие вообще мысли в пятом часу утра?
Наш фронтмен, у которого был довольно трудный день, и бессонная нервная ночь, очень хотел спать.
Да, пришествие пьяной блудницы (слово, может, и не совсем подходящее, но мало ли…) немного растормошило его, но режим есть режим.

ЕГО НЕТ.

И это организму очень вредит, как ни крути.
И как во всём этом балагане Круспе умудряется не спать, и ещё бухать вдобавок, Тилль откровенно не понимал.

«Так, пора спать. Не то мысли меня одолеют» - сделал вполне разумное заключение солист.
Для начала надо было только снять с гитаристки шорты…

Эй-эй-эй, вы не подумайте чего!
Просто потёкшее мороженое на штанах нашей горячей красотки ещё не успело засохнуть, и из-за этого диван может пострадать, а возиться с этим жутко не хотелось.
Впрочем, от одной мысли, что ему сейчас придётся раздевать Паулину (и вовсе даже не важно, кем она была до этого, или является сейчас), у мужчины вспотели ладони.

А время тикает.
Настенные часы показывали 04:44.

Спать или не спать, вот чёртов вопрос!

Тилль поступил так: он решил просто положить огромный болт на свой рассудок и инстинкты, списав это на бессонницу. Мало ли, что прибредится, когда не спишь толком несколько суток, недель...

Или сколько там вообще?

И вот, досчитав до десяти и выдохнув для успокоения, мужчина встал с пола, и принялся за Паулину.
Глядя на спящую вниз животом девушку, Тилль подумал:

«Жаль, что я отказался от выпивки»

Хоть и время не деньги, но время – сон, так что, не теряя его, Тилль подхватил спящую за талию одной рукой, и слегка приподнял ее над диваном, снимая шорты. Та, буркнула что-то невразумительное, но о сопротивлении даже не подумала. Тилля же одолевало проклятое ощущение тепла от чужой кожи, и приятный свежий запах от оной же, несмотря на то, что девушка была вдрызг пьяна, и от неё, в принципе, ещё и тащило перегаром.

Что ж, откинув грязную вещь в сторону, саму девушку Тилль отпускать не торопился, хотя трогать не решался тоже, помимо того, что уже себе позволил.
Да, при повторном осмотре задницы своего друга, он уже с уверенностью мог сказать, что баба-Пауля боженька наградил так наградил полным комплектом, и скорее всего без «пробега».

«Что бы это значило?» - тут же спросил себя Тилль, и когда до него дошел смысл сказанных им же слов (хоть и про себя, а слово не воробей – вылетит – охуеешь только так), он поспешно убрал руку с талии девушки, и вообще предпочёл ретироваться в свои апартаменты.

Его смутила маленькая деталь во внешнем виде Паулины – она была в другой майке. Уходила «за мороженым» девушка точно не в этом, но фронтмен решил, что немножко не время заморачиваться, а пойти и проспаться хорошенько, пока есть такая возможность, чтобы мозг его больше не выкидывал непредвиденных фортелей, и не стоил так внезапно и самопроизвольно догадок о девственности друга.

Чуть позже, засыпая у себя в комнате, Тилль всерьёз задумался над тем, что воздержание длинною в полгода – это многовато, и возможно даже опасно как для него, так и для окружающих.


***

Утро наступило быстро, и внезапно.
В момент своего пробуждения Тилль ещё раз пожалел о том, что не выпил вместе с Круспе, и в принципе, на протяжении всего утра был нервным и дёрганым.
Он очень надеялся, что Кнопка не попадётся ему на глаза, иначе он без зазрения совести убьёт её, и выдерет как следует её труп.
Голова болела от недосыпа, и скорее всего, тошнило от него же.

Спустившись в гостиную, он увидел Флаке и Оливера, мило беседующих со Шнаем. Впрочем, беседовал только Флаке, Оливер же молчал и улыбался.

Кажется, ему стало намного лучше.

-Всем доброго утра, - буркнул Тилль.
-Привет, - добродушно ответил Флаке.

Солист прошёл за стойку, которая в некотором роде заменяла ему кухонный стол, да и вообще кухню, и достал бутылку пива.

Друзья непонимающе переглянулись, но тут же продолжили разговор, так как ввязываться в то, что они сейчас наблюдают, было, во-первых – бессмысленно, во вторых - бестактно.

-Ооо, грешник наш проснулся, - услышал Тилль насмешливый возглас Рихарда с лестницы.

«Блять, только его не хватало».

-Привет. Выспался? – подняв бровь, поинтересовался Рихард, проходя за стойку, дабы выкинуть пустую бутылку и соорудить себе что-нибудь поесть. Судя по его внешнему виду, уснул он около часа назад, а раннее пробуждение его ничуть не расстроило.

-Да, благодаря тебе, и этой дуре я просто сияю бодростью! – огрызнулся мужчина.

За столом затихли.

Взгляд Круспе заметался между Тиллем, и остальными согрупниками, после чего он произнёс:

-Оу, оу, Тилль, потише, причём тут я? И вообще, я ничего такого не спросил.

Солист не ответил, и, швырнув полотенце на стол, ушёл прочь.

-Что это с ним? – задумчиво изрёк Шнайдер.
-Банальный недотрах, я считаю, - ответил Рихард, закуривая.
-А не связано ли это как-то с нашей многострадальной?
-Связано, я думаю.

Что ж, поведать о том, в каком положении застукал ночью этих двоих, Рихард так и не решился. А может быть, специально не стал, что более вероятно и разумно.

Тилль тем временем на веранде, жмурившись, курил. Утреннее солнышко было каким-то пугающе ярким, и довольно сильно грело, что предвещало жаркую погоду, способствующую вчерашним планам.
Если, конечно, мадам Ландерс соизволит разлепить глаза, и оторвать свою полуголую жопу от дивана.

Солист усмехнулся своим мыслям, и выпустил струю дыма.

Ну вот, снова мысли о заднице.
Может признаться себе, что задница-то… В принципе… Потенциально… В общем, ничего-так?
Хм, безумие… С одной стороны. Но с другой… С другой Линдеманн прекрасно понимал, во что вляпался, и как бы он это не отрицал, он неотвратимо понимал одно – то, что происходит, ему нравится. Возможно, так же как и Рихарду, только тот, в отличие от него самого, не боится себе в этом признаться.
Впрочем, Тилль и Рихард разных плантаций рыбы.
Круспе воспринял всё играючи, насмешливо, а вот Тиллю уже как-то стало не до смеха.

И тут-то фронтмен и предположил, что в этой гендерной сказке, чем дальше – тем страшнее(прим. авт.: вполне резонное замечание).

***

Тем временем в гостиную выползла (почти в прямом смысле) гитаристка, и плюхнулась на кресло, охлаждая лоб предварительно прихваченным из холодильника пакетом замороженных овощей.

- Доброе утро, - прохрипела она.
- О-о, бедная ты наша, - ядовито стебанул девушку гитарист, стругавший себе бутерброды, - выспалась?
-Ты такой смешной, малыш, - через силу выдавила из себя улыбку Паулина, - Но не пойти бы тебе в жопу?

Рихард хохотнул.

-Есть будешь?
-Не говори мне… Про еду.

Девушка откинулась на спинку кресла, и, запрокинув голову, закрыла глаза, по-прежнему прикладывая холод ко лбу.


-Господи, как же болит голова…
-Пить меньше надо! – усмехнулся Круспе, - А тебе… Так вообще не желательно. Ты у нас барышня хрупкая не дай бог кто чего…

Паулина зашвырнула в обидчика пакетом с овощами, но промахнулась.

-Вот шпана, а!
-Живи пока. Доберусь до тебя, как выздоровлю.

Оливер хихикнул.

-И до тебя доберусь, блин! – злобно высказала девушка, и запустила в одногруппника подушкой.

К слову – попала в цель.

Оливер тем же образом вернул подушку обладательнице, и поспешил удалиться к себе... В подземелья.

-Бежишь, трус?! - возразила ему в след девушка, - Ну беги, беги! Я всё равно тебя достану!
-Успокойся, мститель, - спокойно вмешался Шнайдер, - ты лучше скажи, какого рожна ты напился до пингвинов в Африке, и впредь пообещай, что больше за мороженым так ходить не будешь.
-О боже, - закатила глаза Паулина, - как много слов. Дум, ну почему ты такой зануда? Почему вы все такие задницы?

Рихард ухмыльнулся, укладывая последний кусок колбасы на хлеб.

-Слушай, а у тебя точно месячные не начинались? Больно уж активно ты огрызаешься.

Паулина фыркнула, и откинулась на спинку кресла.
Шнайдер терпеть не мог, когда его перебивают, так что продолжил свои объяснения он с некоторым раздражением.

-Послушай. Если с тобой что-нибудь случится - мы за тебя в ответе, учитывая саму ситуацию, в которой ты оказался. В этом же случае твоя жёнушка спросит с нас.
-Сечешь? - подхватил Рихард, приподняв бровь. Он взял тарелку с завтраком, и отправился с нею за столик, намереваясь присесть как раз напротив Пауля. Флаке, заметив этот манёвр, занял примеченное гитаристом место, предотвращая бурю эмоций со стороны болезной.
Помимо всего прочего Лоренцу было очень интересно и непонятно поведение Круспе по отношению к гитаристке. Если это симпатия - тогда всё ясно. По-мальчишески, с использованием сарказма, дерьма, и чёрного юмора - его стандартная концепция. Хотя... Пауль всегда был любителем подшутить, и Рихард подвергался его розыгрышам даже чаще остальных, потому что очень забавно бесился. Посему выходит, что настал час «икс», и теперь Ландерс получает по заслугам.

«Это вполне может обидеть» - задумался Флаке, но вслух не высказался.
Как и всегда.
Ему было несколько жаль Кнопку, но словами делу не поможешь.

-Слушай... Ты, может, оденешься? - спросил Шнайдер Паулину, которая ещё с ночи даже не подумала отыскать себе штаны.

Тягостно вздохнув, девушка ответила:
-Пожалуй, ты прав.

Да, мужчиной было проще. В майке, или без майки, в штанах, или без них… Ходи как хочешь, - твоим друзьям абсолютно насрать.
Девушка критически оглядела себя, и вдруг застыла.
Затем двумя пальцами оттянула майку на груди, и нервно сглотнула.

-Что-то не так? - насторожился Рихард.
-Ой, не так... - отозвалась гитаристка, глядя на Рихарда испуганным взглядом - где Тилль? Он срочно мне нужен.

Ребята недоумённо промолчали.

-Он ушёл... Минут эдак 20-30 назад, - внёс свою лепту задумчивый Флаке, - обиделся на что-то... Наверное.
Паулину сорвало с места так, будто накормили ее сильнейшим слабительным.

Минутную тишину прервал Шнайдер:

-Что происходит здесь вообще?

***

Девушка нашла Тилля мирно посапывающим на веранде, на солнышке.
Теперь было ясно, для каких целей нужно было ставить здесь качели.

-Тилль, проснись! - потрясла его за плечо девушка, - Проснись!
-Мм..?
-Встань же ты?
-Ландерс...

Первое, что увидел Тилль, открыв глаза, - довольно стройные ноги будившей.

-Нууу! - голос девушки был почти полон отчаяния.
-Ландерс, - прохрипел солист, - если ты ещё хоть раз в жизни меня разбудишь, я устрою тебе церебральный секс, клянусь! Я же только что уснул!
-В этом-то и проблема! - почти задыхаясь, прикрикнула от волнения девушка, и тут же решила, что немножечко переборщила.
Тилль одарил её сонным непонимающим взглядом.
Девушка тут же замялась.

-Ну...
-Если ты сейчас же всё не выложишь, я... Я сломаю тебе челюсть. Рассрочка на будущее, так что в твоих интересах доказать мне, что ты дёрнул меня не зря.
-Пф... Так... в общем. Видишь футболку?

Тилль сложил руки на груди, и облокотился на спинку качелей, выжидательно глядя на собеседницу.

-Это - не моя, - будто бы объясняя ребёнку (медленно и с выражением, чтобы лучше дошло), ответила девушка.
-И чья же тогда?
-Я очень рад, что ты догадливый... - буркнула Паулина.
-Ландерс. Че-елюсть.
-Хорошо, хорошо! Напился я в клубе, познакомился с девочками. Милые такие, мы общались, я пил... А потом фейсеры меня выкинули на улицу, потому что я туалете...
-Что ты там такого делал, чего не делал раньше? Наблевал? Писал сидя? Курил марихуану? Трахался? Хотя не ври, марихуану ты курил.

Девушка прочистила горло, но ответ всё равно вышел довольно писклявым.

-Последнее.

Тилль замолчал.

-Я попросил проводить меня до туалета, и вот что вышло. А майка эта её, видимо. В спешке махнулись.

Не сказать, чтобы Тилль был очень ошарашен, но удивлен точно. Но сказать чем именно он был удивлён, оказалось сложно. Скорее не тем, что, будучи в женском теле, окаянный соблазнил клубную бабочку (на это вообще много мозгов не нужно, если опыт есть), а тем, что он изменил жене.

-Ну что ж, - прочистив горло, ответил фронтмен, - зато у тебя теперь есть чудесный трофей, поздравляю.

Ландерс нахмурилась.

И так, кстати, Тиллю вспомнилась фраза, которую говорят многие натуралки, случайно изменившие своим парням с девушками: «Но ведь это не измена, а просто эксперимент!».
Но Ландерс, это Ландерс – ему предстоял эксперимент с мужчиной (уже сейчас Тилль был уверен, что именно этим и кончится), а жена его отнюдь не похожа на любимых парней бисексуалок-изменщиц, которые возьмут и простят оплошность, и её реакцию на дружеские потрахушки внутри группы вряд ли можно будет назвать нормальной и адекватной.

Хотя, тут грех не сорваться: малой уже три года от измен воздерживается во всех турах и одиночных концертах. А это, мать вашу, не неделя, и не две.
К хорошему вообще быстро привыкаешь.

Паулине же стало намного легче, как только она выговорилась, и теперь девушка напряжённо ожидала ответа.

-Вот значит как.
-И... Это всё? - осторожно поинтересовалась она.

Старательно превозмогая все нежелательные мысли, Тилль сделал определённые выводы, и тут же их высказал.

-Один вариант уже отпадает.
-Я рад, - НЕТ - очень рад, что ты понял то, что именно я хотел сказать! Может вообще не в сексе дело? И мы не там ищем?
-Не думаю. Отпал один вариант. Но это лишь женщина. Может, нужна ЛЮБИМАЯ женщина... Чувства там, или что-то. Нюансов полно во всей этой ерунде.
-Слишком сомнительно. И как ты мне предлагаешь с женой… В этом виде…
-Ничего я тебе не предлагаю, я перебираю варианты. Сегодня я поговорю с Флаке по поводу Оливера. И давай договоримся: ни о каких других вариантах пока не думать.

Девушка кивнула.

-Давай, двигай отсюда, дай поспать.

Фройляйн Ландерс без разговоров встала, и уже собралась оставить фронтмена в одиночестве, как получила звонкий шлепок по заднице.
В пору было задохнуться. От обиды и возмущения.

- Штаны надень, - услышала она в след, но в спешке покинув веранду, так и не увидела, что Тилль ладонями закрывает лицо, и ложится обратно на качели.

- Я идиот.

***

До обеда все занимались своими делами.
Флаке читал книжку, сидя всё в том же кресле, Шнайдер пропадал где-то наверху, а Оливер внизу. Рихард полёживал себе на солнышке, неподалёку от спящего Тилля, и только Кнопка не находила себе места.
Всё предательски валилось их рук, строчки из книги, за которую она принималась раз шесть, никак не укладывались в голове, поэтому перечитав один абзац несколько раз, она психовала, и бросала это дело.
От этих переживаний даже похмелье выветрилось за какие-то два-три часа, и, нервничая, девушка довольно быстро принялась уничтожать запасы еды.

В общем, всё шло так, как должно было идти. Можно сказать – своим чередом.

Отобрав еду у измученной гитаристки, Дум вручил ей ноутбук, забитый разными игрушками, из которых она почему-то предпочла стрелялки, яростно укладывая на боковую всех своих врагов, и успевая всё это довольно громко и нецензурно комментировать.
Не успело ей опостылеть это занятие, как Шнайдер забрал обратно шайтан-машину (так как комментарии девушки уже надоели ЕМУ), и девушка вновь принялась есть, включив попутно какой-то жутко нудный фильм.
Вскоре картина наскучила и Рихарду, крутящемуся у плиты, и готовящему ребятам обед. Он (снова отобрав еду у девушки), настоятельно предложил Паулине помочь ему с готовкой, что тоже результатов особенно положительных не возымело: Ландерс нарубила здоровыми кусками помидоры, и прочие ингредиенты для супа, после чего Круспе прогнал её от греха подальше, чтобы та не изводила продуктов.

На помощь пришёл Флаке.
Угадаем дружно, что же он забрал у фройляйн Ландерс?
Именно.
Он не стал спрашивать растерянную нервную особу, в чём причина столь странного поведения, а без разговоров напоил её успокоительным, и посоветовал заняться делом. Полить газончик, например. Оно-то, конечно нудно и грязно, но ведь все знают, что нет лучшего лекарства от дурного настроения и тревог, чем работа!

Паулина охотно в это поверила, и рванулась вершить добрые дела, за одну только идею.

-Тебя бы к коммунистам… - вздохнул Флаке, и отправился наверх.

Причиной тому было так же то, что избавиться от волнения девушка хотела не меньше, чем остальные обитатели дома, успевшие его не себе прочувствовать.
До того, как Флаке успел оттащить гитаристку от этого увлекательного занятия, девушка успела переполоть в округе всё, что только можно было, старательно обходя при этом веранду со спящим Тиллем за несколько метров. Группа, конечно, оценила такое трудолюбие, но побоялись за нее: жара всё-таки стояла та ещё, а проблем с Ландерс возникло и так достаточно.

Кое-как усадив её за стол, ребята принялись обедать.
Девка откровенно скучала, ведь есть она не хотела по понятным причинам, зато выпила пол литра чая…
Тоже по понятным причинам.
Похмелье, - дело тонкое, бесследно не проходит, как ни крути.

Зато, благодаря Флаке, она теперь была спокойна как танк, только дёргалась иногда, когда её окликали.

После того, как все пообедали (Тилль так вообще приём пищи благополучно проспал), Шнайдер уверенно заявил, что сегодня все идут на пляж.

Паулина немедленно насторожилась.

-Даже не думай о побеге, - добавил Дум, - мы тебя одного теперь не оставим. Итак – он хлопнул в ладоши, - если кто вздумает остаться, будет до окончания нашего отдыха мыть посуду, и спать с Ландерсом в одной комнате.

-Тогда я остаюсь, - подмигнул Шнаю Рихард, и отправился наверх.

Глаза девушки выразительно округлились.

-Да не переживай ты, - шепнул ей на ухо клавишник,- он дурачится, ты же знаешь. С нами вместе пойдет.

Девушка молча отвернулась.

-Ну, вопросы ещё есть? – с улыбкой спросил барабанщик.
-А Оливер?
-Оливер будет здесь. Но и селить его с Ландерсом мы тоже не будем из благих соображений.

Жить в одной комнате с девушкой никто не хотел кроме Флаке, и у всех на то были свои причины и конкретные мотивы, поэтому все усиленно начали искать свои полотенца и всякие пляжные принадлежности, если таковые в багаже вообще найдутся, в чем были довольно крупные сомнения…

Но парней уже было не остановить.

Как угодно, но через сорок минут все были собраны, и в полной боевой готовности двинулись в сторону пляжа.
Рихард, как и завещал Флаке, пошёл с ними. Кстати, клавишник ни на шаг не отходил от Поли, и всё ещё всерьёз волновался за её состояние, поскольку она несвойственно ей много молчала, и периодически дергалась. Сама же девушка понимала, что ничего особо ужасного не произошло, несмотря на её двоякое положение, но, тем не менее, успокоиться не могла. Паника оказалась с поздним зажиганием, и отступать, отчего-то, не думала.
Ландерс как никогда ярко себе представляла, что её ждёт, и пыталась к этому подготовиться.

Пляж находился совсем близко, и это ещё одно преимущество загородного жилья. Чистый, мягкий песок, довольно широкий и покатый берег небольшого искусственно созданного пруда. А почему бы и нет? Частная охраняемая территория, очистка воды… Ну в общем, полный фарш. Вполне удобно, а главное – под боком.
Несмотря на все сложности с определением частной собственности, ночью тут регулярно бухают. Скорее всего «выходцы» из ночного клуба, желающие продолжения банкета, но уже на свежем воздухе. Так что этот факт вовсе никого не удивляет.

И вот, пятеро мужчин…
Пардон.
Четверо.
Четверо мужчин и «трансвестит», раскинули свои манатки на берегу. Трое решили не ждать чуда в виде солнечного удара или ожогов (не часто жара стоит +36, да ещё и с таким адовым солнцем), поэтому резво двинулись к воде, наскоро скинув вещи.
Лоренц аккуратно расстелил покрывало, и раскрыл пляжный зонт, усадив в тень девушку. Паулина была удивлена такому количеству внимания со стороны товарища, и не на шутку смущена, поскольку совершенно не знала, как на такое проявление заботы реагировать.
Но и нервничать тоже не стала. От Флаке почти всегда веяло спокойствием и умиротворенностью в общепринятом смысле слова. Он порядочен, спокоен, и чист на помыслы.
По крайней мере, так думала Ландерс, отчего-то опустив тот факт, что Флаке тот еще извращенец, в общем-то, не уступающий Тиллю.

Но все это в прошлом. Сейчас клавишник и правда, намного спокойнее, чем тогда. Ему уже некуда спешить, и не за что переживать.
Поэтому на Пауля у него были свои корыстные цели. Разумеется, не такие корыстные, как у Рихарда, но все же не все то чисто, что помыто.
Если все приключения, какими бы извращенными они не были, связанные с женщинами, остались где-то позади, то ПРОСТО ПОГЛАЗЕТЬ на молодое тело теперь уже согруппницы, на её стройные ноги, никто не запрещал. Во-первых, девушка вряд ли это заметит, а во вторых, даже если и заметит, - Кристиан обладает даром успокоения, и убеждения людей.
Помимо того, даже будучи мужчиной, злой Пауль никогда не вызывал страха у участников (кроме страха за него самого), а уж глядя на это, хочется просто погладить по голове, и сказать: «Не грусти, жопа».

Флаке вынырнул из размышлений, и понял, что видимо не первую минуту рассматривает девушку (которая, к слову, уже расслабилась, и приняла более удобную позу), и он очень даже вовремя застал себя за этим занятием, поскольку согруппники возвращались обратно.
- А ты чего купаться не идешь? - поинтересовался Флаке у девушки, принимая такое же, полулежачее положение.
-Настроения нет.
-Да ладно тебе, - клавишник все-таки решил лечь, - решим мы твою проблему. Хотя, это и неприятно очень.
-Не то слово, - горестно вздохнула Паулина, - я как представлю себе способы избавления... Мне дурно становится.
-Ты о сексе с мужчиной?
-А ты откуда знаешь? - с подозрением в голосе, и грустью во взгляде возразила дама.
-Знаю? Нет, вовсе нет. Просто если бы такое со мной случилось, первым делом я бы учел это.
-Почему?
-Не знаю, так пишут.
-Где? - поинтересовалась девушка.
- Где-то пишут. Да и кино, что ли, не видел? Вечно обмен телами решается... Через задницу. Иногда и в прямом смысле слова.

Девушка поморщилась.

-Не спорю, хорошего мало. Но я бы на вашем месте с этим не тянул, и не рылся бы в книжках, да по церквям не мотался. Если до сих пор ничего не решилось, значит, ответ прост, как четвертак.
-Хренасе ты философ, - фыркнула девушка.

Флаке тяжко вздохнул, и накинул футболку на лицо, закрываясь от света. Ему сейчас хотелось бы вздремнуть.


-Кнопка, чего сидишь? Вода просто отличная! - насмешливо спросил Рихард, вытирающийся полотенцем. Тилль просто сел на песок, а Кристоф разлегся радом с ним, подставляя свое бледное тело убийственным солнечным лучам.
-Да мне и тут неплохо сидится, - нехотя ответила гитаристка, пряча за стеклами солнечных очков усталый и раздраженный взгляд. Выйдя на жару, девушка поняла, что не так уж отпустило её похмелье, как казалось сначала, и хотелось чуть позже.
Так же безумно хотелось раздеться: снять черную душную футболку и довольно плотные штаны, но она не рисковала. Да, ничего нового бы её друзья под одеждой не увидели, но после этой ночи девушке было неудобно вот так вот раздеваться. И это учитывая, что она успела показать Рихарду грудь…
Слава богу, очки спасают. Стыд на лице не так заметен.
Ну а если предположить, что её всё-таки потребуется секс с мужчиной?
Ясен пень, что с незнакомыми мужиками было бы проще, но откровенно говоря, девушку эта мысль пугала.
Шутки шутками, мечты мечтами, а стоило только ей представить процесс... Тем более, с незнакомым, который не поддержит, но и по щам не даст, если оно нужно будет. Выходит, круг ограничивается группой?
Досадно, но слишком многое в жизни стало ограничиваться именно ею. Есть такая шутка, мол, если хочешь семью - готовься отказаться от всего.

Видимо, с группой так же.

Ну и что в итоге?
Оливер и Шнай отпадают. Шнай вообще женат и очень правилен, так что тут стучаться некуда.
С Риделем все предельно ясно.
Итого, в полуфинал выходят трое: Тилль, Рихард, и Флаке, осталось только выбрать меньшее из зол.
Первый довольно непредсказуем. Его можно и не бояться, но дело деликатное, поэтому...
Второй уж больно лясы точит. Из принципа и по справедливости ничего интересного ему перепасть не должно. Пусть лучше локти кусает, или дрочит в туалете, если угодно, за чем гитаристка недели три назад случайно спалила его, тогда ещё чисто по-мужски оторав над бедным другом (так вот оно, возмездие!).
А Флаке хороший, милый, весь такой положительный, но выглядит совершенно неубедительно, хоть и говорит умные вещи. Складывается впечатление, что сам Лоренц на это не согласится.

Таким образом, мы снова пришли в тупик...

-Эй, ты уснул что ли, женщина? - в лицо полусидящей девушки прилетела цветастая хлопковая рубашка с отчетливым запахом парфюма, коим пользуется Крупсе, и осталась висеть на голове, что так нагло посмело оторвать ее от важных размышлений.
-Очень остроумно, - снимая с головы тряпку вместе с очками, пробурчала Паулина.
-Иди за водой сгоняй, все равно одет.

Девушка фыркнула, но послушалась. Вечно Поль за ними всеми, как младший брат: то прибери, то принеси… Ничего нового, в принципе.

-Главное за мороженым не ходи, а то мы тебя не найдем, - меланхолично ответил Тилль, ложась на песок.

Девушка фыркнула второй раз, залившись краской, и удалилась прочь.

Рихард прыснул.

-Ну да.
-Мы чего-то не знаем? – лениво спросил Кристоф, напялив солнечные очки.
-Она пришла под утро пьяная в дрымаган, грохнулась возле меня. И подарила мне мороженое. Из кармана.
-Эм…
-Блин, дружище, она просто засунула пломбир в карман!
-Она…
-Тьфу ты, епт…
-Оговорка по Фрейду, да, Тилль? – заискивающе произнес сидящий на покрывале Рихард, который предпочел не забираться под зонт, а просто накинуть полотенце на голову.
-Отстань.
-Серьезно? А сцену с домогательством тоже опустишь?

Шнайдер промолчал, но улыбнулся. Если быть честным, его бы не удивил такой поворот событий.

-Анус себе дёрни, пёс. Никто никого не клеил. Я помогал ему встать, но он сделать этого был не в состоянии, поэтому завалился обратно, и меня с собой утащил.
-Ага, то есть, поэтому наш дружбан сегодня в трусах щеголял?
-Я бы не хотел, чтобы полквартиры было перепачкано коричневой жижей от шоколадного пломбира. Я снял с него штаны.
-Ты хоть понимаешь, насколько неубедительно это звучит? – по-прежнему улыбаясь, вставил свое слово Шнай.
-Да мне плевать, в общем-то, - пожал плечами Тилль.
-Не первый раз вы оказываетесь вдвоем, и никто из вас не выглядит недовольным.

Тилль промолчал.

@темы: NDH, Rammstein, Агрессия, Впечатления, Звезды, Концерты, Кристиан Лоренц, Кристоф Шнайдер, Лол, Моё, Мои мысли, Мои фанфики, Мужики, Музыка, Немцы, Оливер Ридель, Пауль Ландерс, Просто так, Ржаки, Рихард Круспе, Тилль Линдеманн, Хочу, Эмоции, раммдом, раммштайн фанфик, смешно